Статьи →  ВИНО - СУРРОГАТ ЖИЗНИ


«Вино – суррогат жизни» – эти слова принадлежат Леониду Андрееву, замечательному русскому писателю начала 20 века. Даже не зная истории жизни писателя, познакомившись только с его рассказами, можно легко определить, что принадлежат они перу глубоко пьющего человека.
Родился Леонид в Орле в 1871 году, у малоимущего отца, частного землемера, силача и смельчака, но, увы, запойного пьяницы. Когда тот начинал «гулять», то буйствовал, пил и днем и ночью, на глазах шестерых детей. И Леонид, старший сын, его любимец, рано пристрастился к водке.
Будущий писатель окончил и гимназию, и университет – Московский, юридический факультет. Писательство – это был не единственный его дар, а один из многих. Он так же был замечательным художником. Ему удавалось любое дело, за которое он брался. Но растрачивал себя без оглядки и пил без меры. Он пребывал в устойчивом и широко распространенном заблуждении, что талантливый человек в России просто обязан пить без просыпу. «А где кабак, место священнодействий литературных? Талантливые русские люди обязательно должны беседовать в кабаке – такова традиция», - говорил он.

Он регулярно напивался до потери сознания, а перед этим опасно и удивительно возбуждался, совершал грязные и мерзкие поступки, о которых наутро даже не мог вспомнить. Мучимый угрызениями совести, он пытался бороться со своим наследственным алкоголизмом, но безуспешно.
«У меня нет определенного горя, а, вместе с тем, все, что у меня есть и вокруг меня есть горе» - говорил Андреев.
К несчастью, явилось и горе определенное: умерла его юная жена Шура от послеродовой горячки, и Андреев кинулся в омут алкоголизма уже как бы на «законном» основании. Его уже не спасают призывы Горького, и лишь на момент подействовала встреча с Львом Толстым.
Он прожил сорок восемь лет, умер в Финляндии у себя на даче в 1919 году. Последний год он уже не жил – доживал, согбенный человек с серым лицом и трясущимися руками. Но после себя он оставил целую галерею ярких, правдивых образов, которые и у сегодняшнего читателя оставляют в душе сильное эмоциональное впечатление.
Писателю неоткуда черпать сведения о внутренних переживаниях своих героев, кроме как из своей собственной души. Вот почему в рассказах и повестях Л.Андреева так много алкоголиков. У них разные имена, они живут в разных социальных условиях, совершенно разные события составляют внешний рисунок их жизни, однако внутренняя их жизнь, жизнь души совершенно одинакова, как под копирку. И это не потому, что Андреев не мог придумать что-то новенькое, а потому, что жизнь всех алкоголиков проходит по одной и той же схеме, в одном и том же русле, и совершенно одинаково заканчивается.
Этапы развития алкоголизма в человеке выделены и описаны современными медиками и психологами. Они рассказывают об этих этапах сухим, обезличенным языком. Леонид Андреев писал ярко и эмоционально, его слова трогают за душу:
«Когда-то Иван Саввич сильно пил водку, и тогда жена боялась и ненавидела его. Но когда он начал харкать кровью и не мог больше пить, стала пить она, постепенно привыкая к водке. И тогда она выместила все, что ей пришлось выстрадать от высокого узкогрудого человека, который говорил непонятные слова, выгонялся за строптивость и пьянство со службы и наводил к себе таких же длинноволосых безобразников и гордецов, как и он сам. В противоположность мужу она здоровела по мере того, как пила, и кулаки ее все тяжелели. Теперь она говорила, что хотела, теперь она водила к себе мужчин и женщин, каких хотела, и громко пела с ними веселые песни. А он лежал за перегородкой, молчаливый, съежившийся от постоянного озноба, и думал о несправедливости и ужасе человеческой жизни. И всем, с кем приходилось говорить жене Ивана Саввича, она жаловалась, что нет у нее на свете таких врагов, как муж и сын: оба гордецы и статистики». («Сусальный ангел»).
Герой другого рассказа «Жили-были» Лаврентий Петрович, очень похож на Ивана Саввича, и лежит он, только не «за перегородкой», а в больнице, точно так же вспоминая об «ужасе человеческой жизни»: «Кроме первой ночи, в которую Лаврентий Петрович забылся крепким сном, все остальные ночи он не спал, и они были полны новых и жутких мыслей. Закинув волосатые руки за голову, не шевелясь, он пристально смотрел на светившуюся сквозь синий абажур изогнутую проволоку и думал о своей жизни. Он не верил в Бога, не хотел жизни и не боялся смерти. Все, что было в нем силы и жизни, все было растрачено и изжито без нужды, без пользы, без радости. Когда он был молод и волосы его кучерявились на голове, он воровал у хозяина - его ловили и жестоко, без пощады били, и он ненавидел тех, кто его бил. В средних годах он душил своим капиталом маленьких людей и презирал тех, кто попадался в его руки, а они платили ему жгучей ненавистью и страхом. Пришла старость, пришла болезнь – и стали обкрадывать его самого, и он ловил неосторожных - и жестоко, без пощады бил их... Так прошла вся его жизнь, и была она одною горькою обидой и ненавистью, в которой быстро гасли летучие огоньки любви и только холодную золу да пепел оставляли на душе. Теперь он хотел уйти от жизни, позабыть, но тихая ночь была жестока и безжалостна, и он то смеялся над людской глупостью и глупостью своей, то судорожно стискивал железные скулы, подавляя легкий стон. С недоверием к тому, что кто-нибудь может любить жизнь, он поворачивал голову к соседней постели, где спал дьякон. Долго и внимательно он рассматривал белый, неопределенный в своих очертаниях бугорок и темное пятно лица и бороды и злорадно шептал:
- Ду-рак!
Потом он глядел на спящего студента, которого днем целовала девушка, и с еще большим злорадством поправлялся:
- Дура-ки!»
Уйти из жизни, или от жизни, спрятаться от нее, скрыться, не видеть ни того, что творится вокруг, ни самого себя – это главное желание чуть ли не всех героев Леонида Андреева, желание, которое сжигало его самого. И вместе с тем он, как никто чувствовал величие жизни, радость ее, которые проявляются в каждой, на первый взгляд, вовсе несущественной мелочи.


Схожие статьи:

Изучение сопротивления в группах встреч
Процесс общения (коммуникации)
Развитие поведения на ранних этапах филогенеза
Речь. Виды речи
Практические упражнения в группах встреч
Кто правит миром
Взаимодействие навыков
БЕСЕДА ПАТОПСИХОЛОГА С БОЛЬНЫМ И НАБЛЮДЕНИЕ ЗА ЕГО ПОВЕДЕНИЕМ
Под какое определение подпадает социально-религиозная группа «Свидетели Иеговы»?
Различия психики животных и человека
Человек среди людей
Общественное сознание и его преобразовательная сила
Интеллектуальное поведение животных
Коммуникационные сети
Биокоммуникация и человек
Основы энергоинформационной теории
Особенности Я-концепции в ранней юности
Цели и постановка целей организации
Автократичный лидер
Стиль приспособления
Психические процессы в формировании рекламных образов
Роли и нормы в группах психокоррекции
Воображение и мысленный эксперимент
Формирование характера у детей и пути его воспитания
Неуставное поведение военнослужащих
Индивидуальная личность, индивидуальность
Психология формы в рекламе
Виды деятельности
Визитные карточки
Проблема возникновения психики. Допсихическая и психическая жизнь
Подготовка к началу переговоров
Преодоление конфликтов посредством общения
Группы встреч вкратце
Деловые беседы и переговоры
Историческая обусловленность чувств человека
Виды внимания
Основные функции чувств
Новая парадигма естествознания
Статус
Некоторые эффекты и законы памяти
Основные понятия тренинга умений
Метод наблюдения: Психологическое наблюдение как метод и методика
Понятие деятельности
Противоположности в гештальттерапии
Альтернатива к теории Джемса и Ланге
Обставляя в отношениях все так, как желается
Три способа психологического воздействия при публичном общении
Общие закономерности мышления
Группы телесной терапии
Темперамент и личность
Проблема общности в социальной психологии
Тестирование внимания
Чувство отвращения
Теория эмоций Джемса - Ланге
ПРЕДАТЕЛЬСТВО: КАК ЖИТЬ ДАЛЬШЕ?


Новости: