Статьи →  ВИНО - СУРРОГАТ ЖИЗНИ


«Вино – суррогат жизни» – эти слова принадлежат Леониду Андрееву, замечательному русскому писателю начала 20 века. Даже не зная истории жизни писателя, познакомившись только с его рассказами, можно легко определить, что принадлежат они перу глубоко пьющего человека.
Родился Леонид в Орле в 1871 году, у малоимущего отца, частного землемера, силача и смельчака, но, увы, запойного пьяницы. Когда тот начинал «гулять», то буйствовал, пил и днем и ночью, на глазах шестерых детей. И Леонид, старший сын, его любимец, рано пристрастился к водке.
Будущий писатель окончил и гимназию, и университет – Московский, юридический факультет. Писательство – это был не единственный его дар, а один из многих. Он так же был замечательным художником. Ему удавалось любое дело, за которое он брался. Но растрачивал себя без оглядки и пил без меры. Он пребывал в устойчивом и широко распространенном заблуждении, что талантливый человек в России просто обязан пить без просыпу. «А где кабак, место священнодействий литературных? Талантливые русские люди обязательно должны беседовать в кабаке – такова традиция», - говорил он.

Он регулярно напивался до потери сознания, а перед этим опасно и удивительно возбуждался, совершал грязные и мерзкие поступки, о которых наутро даже не мог вспомнить. Мучимый угрызениями совести, он пытался бороться со своим наследственным алкоголизмом, но безуспешно.
«У меня нет определенного горя, а, вместе с тем, все, что у меня есть и вокруг меня есть горе» - говорил Андреев.
К несчастью, явилось и горе определенное: умерла его юная жена Шура от послеродовой горячки, и Андреев кинулся в омут алкоголизма уже как бы на «законном» основании. Его уже не спасают призывы Горького, и лишь на момент подействовала встреча с Львом Толстым.
Он прожил сорок восемь лет, умер в Финляндии у себя на даче в 1919 году. Последний год он уже не жил – доживал, согбенный человек с серым лицом и трясущимися руками. Но после себя он оставил целую галерею ярких, правдивых образов, которые и у сегодняшнего читателя оставляют в душе сильное эмоциональное впечатление.
Писателю неоткуда черпать сведения о внутренних переживаниях своих героев, кроме как из своей собственной души. Вот почему в рассказах и повестях Л.Андреева так много алкоголиков. У них разные имена, они живут в разных социальных условиях, совершенно разные события составляют внешний рисунок их жизни, однако внутренняя их жизнь, жизнь души совершенно одинакова, как под копирку. И это не потому, что Андреев не мог придумать что-то новенькое, а потому, что жизнь всех алкоголиков проходит по одной и той же схеме, в одном и том же русле, и совершенно одинаково заканчивается.
Этапы развития алкоголизма в человеке выделены и описаны современными медиками и психологами. Они рассказывают об этих этапах сухим, обезличенным языком. Леонид Андреев писал ярко и эмоционально, его слова трогают за душу:
«Когда-то Иван Саввич сильно пил водку, и тогда жена боялась и ненавидела его. Но когда он начал харкать кровью и не мог больше пить, стала пить она, постепенно привыкая к водке. И тогда она выместила все, что ей пришлось выстрадать от высокого узкогрудого человека, который говорил непонятные слова, выгонялся за строптивость и пьянство со службы и наводил к себе таких же длинноволосых безобразников и гордецов, как и он сам. В противоположность мужу она здоровела по мере того, как пила, и кулаки ее все тяжелели. Теперь она говорила, что хотела, теперь она водила к себе мужчин и женщин, каких хотела, и громко пела с ними веселые песни. А он лежал за перегородкой, молчаливый, съежившийся от постоянного озноба, и думал о несправедливости и ужасе человеческой жизни. И всем, с кем приходилось говорить жене Ивана Саввича, она жаловалась, что нет у нее на свете таких врагов, как муж и сын: оба гордецы и статистики». («Сусальный ангел»).
Герой другого рассказа «Жили-были» Лаврентий Петрович, очень похож на Ивана Саввича, и лежит он, только не «за перегородкой», а в больнице, точно так же вспоминая об «ужасе человеческой жизни»: «Кроме первой ночи, в которую Лаврентий Петрович забылся крепким сном, все остальные ночи он не спал, и они были полны новых и жутких мыслей. Закинув волосатые руки за голову, не шевелясь, он пристально смотрел на светившуюся сквозь синий абажур изогнутую проволоку и думал о своей жизни. Он не верил в Бога, не хотел жизни и не боялся смерти. Все, что было в нем силы и жизни, все было растрачено и изжито без нужды, без пользы, без радости. Когда он был молод и волосы его кучерявились на голове, он воровал у хозяина - его ловили и жестоко, без пощады били, и он ненавидел тех, кто его бил. В средних годах он душил своим капиталом маленьких людей и презирал тех, кто попадался в его руки, а они платили ему жгучей ненавистью и страхом. Пришла старость, пришла болезнь – и стали обкрадывать его самого, и он ловил неосторожных - и жестоко, без пощады бил их... Так прошла вся его жизнь, и была она одною горькою обидой и ненавистью, в которой быстро гасли летучие огоньки любви и только холодную золу да пепел оставляли на душе. Теперь он хотел уйти от жизни, позабыть, но тихая ночь была жестока и безжалостна, и он то смеялся над людской глупостью и глупостью своей, то судорожно стискивал железные скулы, подавляя легкий стон. С недоверием к тому, что кто-нибудь может любить жизнь, он поворачивал голову к соседней постели, где спал дьякон. Долго и внимательно он рассматривал белый, неопределенный в своих очертаниях бугорок и темное пятно лица и бороды и злорадно шептал:
- Ду-рак!
Потом он глядел на спящего студента, которого днем целовала девушка, и с еще большим злорадством поправлялся:
- Дура-ки!»
Уйти из жизни, или от жизни, спрятаться от нее, скрыться, не видеть ни того, что творится вокруг, ни самого себя – это главное желание чуть ли не всех героев Леонида Андреева, желание, которое сжигало его самого. И вместе с тем он, как никто чувствовал величие жизни, радость ее, которые проявляются в каждой, на первый взгляд, вовсе несущественной мелочи.


Схожие статьи:

Человек-масса. Анатомический срез
Классификация ощущений
Шкалы интервалов
Биокоммуникация и человек
Онтогенез и жизненный путь человека
Связь шкал опросника Леонгарда и теста Филлипса: Прикладное исследование
Образы рекламируемых продуктов
Психологические соблазны детей
Формирование гуманистической направленности личности
Определение памяти
Воображение как способ получения нового знания
Группы встреч
Аутизм как интроекция
Структура сознания
Психология в системе современной науки
НАЧНИ С НОЛЯ
Тест тревожности для детей младшего школьного возраста
Коммуникативные умения
Психологические основания мыслительных процессов
Народ и народовластие
Эффективность психологических тестов
ПРИЧИНЫ РАЗВИТИЯ АУТИЗМА У ДЕТЕЙ
Структура памяти
Структура краткосрочного плана деятельности фирмы
Зарождение политического PR
Развитие личностной рефлексии
Основы планирования экспериментов
Стыд за собственного ребенка
Природа конфликтов
Своеобразие развития психики умственно отсталого ребёнка
Привлечение внимания потребителя: меры предосторожности
Когнитивная терапия Бека
24 совета руководителю-оратору
Предмет и задачи психологии
Коммуникационная политика
Управление
Особенности эмоциональной сферы умственно отсталого ребёнка
Теория эмоций Альфреда Адлера
Шаг к успеху, или как стать общительным
Случайные факторы, воздействующие на организацию
Огруппление мышления
Речь. Виды речи
Методы изучения внимания
Основы энергоинформационной теории
Слежение за результатами
Формула эмоций Симонова
Исследования и разработки на предприятии
Система гипотез, проверяемых в психологическом эксперименте
Природа человека и социальный конфликт
Толкование сновидений в психоанализе
Сознание и мозг
Истоки когнитивной психологии
Когнитивно - физиологическая тория С. Шехтер
Стадии подготовки к беседе при приеме на работу
Методы изучения речи


Новости: