Статьи →  Расширение осознания в гештальттерапии


Во время проведения гештальтгрупп широко используются упражнения, направленные на расширение осознания того, что" принадлежит внутренней и внешней зонам. Они ориентируют участников на настоящее и формируют у них поведение по принципу "здесь и теперь". Руководитель может дать задание членам групп закрыть глаза и сконцентрироваться на внутренней зоне. Свое осознание внутренней зоны члены группы начинают словами: "Сейчас я осознаю..." - и заканчивают сообщением об ощущениях, возникающих в коже, суставах, мышцах, желудке, гениталиях и т. д. (Stevens, 1971). Затем они получают задание открыть глаза и направить свое внимание на внешнюю зону. Осознание внешней зоны также начинается словами: "Сейчас я осознаю..." - и заканчивается сообщением об осознании ощущений, таких, как звуки, запахи и т. д., возникающих в результате воздействия внешнего мира. Членов групп можно попросить чередовать направление своего внимания то на внутреннюю, то на внешнюю зоны, для попеременного осознания ощущений, возникающих в каждой зоне. Вначале эти упражнения могут показаться некоторым членам группы искусственными или нелепыми, но они очень эффективны, поскольку дают возможность приобрести и усвоить новый опыт (Polster, 1975). Через некоторое время члены группы начинают открыто, без сопротивления работать со своими эмоциональными переживаниями, оставшимися незавершенными в прошлом.

Одной из вариаций подобного приема является задание - в течение нескольких минут заканчивать предложение "Я осознаю..." вслух (Enright, 1971). Руководитель группы не дает никаких дополнительных инструкций, но помогает колеблющемуся участнику, задавая вопрос: "Что ты чувствуешь именно сейчас?" Существует важное различие между содержанием и течением процесса осознания. Часто участники на ранних стадиях развития группы не желают актуализировать определенную информацию о самих себе, тем самым показывая, что именно эта информация и находится в фокусе сознания в процессе выполнения данного упражнения. Информация является содержанием процесса осознания. В гештальттерапии важно работать именно с процессом осознания. В этом случае участник может осознавать те неотступные мысли, что теснятся на периферии его сознания, или внутренние преграды, мешающие самораскрытию. В гештальтгруппах от участника не требуется рассказывать все о самом себе. Вместо этого руководитель группы пытается научить каждого члена группы направлять внимание на свои организмические процессы.


Существует некоторое сходство между медитацией и гештальт-упражнениями по осознанию. Медитаторы являются пассивными наблюдателями мыслей, которые возникают в их сознании, они никогда не прерывают поток сознания высказыванием отдельных мыслей. В гештальттерапии участники, обращая внимание на ноющую мышцу спины, щекочущие ухо волосы, на тяжесть ноги, лежащей поверх другой ноги, не задерживают его на этих ощущениях для определения, являются ли они приятными или не исчезнут ли они при изменении позы.

На начальном этапе развития гештальтгруппы наиболее эффективны упражнения по осознанию. Участники получают задание разделиться на пары и описать свое осознание партнера. Выполняя это упражнение, необходимо удерживать себя от интерпретации. осмысления, оценивания. Предложение "Теперь я осознаю твою теплую улыбку" в действительности не отражает процесс осознания ощущений, так как слово "теплая" является интерпретацией, которая возникла в средней зоне. Осознание различий между ощущениями внутренней или внешней зон, имеющимися в настоящий момент, и ощущениями средней зоны можно передать двумя предложениями, начав их: "Сейчас я осознаю...", "Я представляю, что..." - и закончив следующим образом: "Я сейчас осознаю твою улыбку. Я представляю, что она говорит о твоем теплом отношении ко мне". Таким образом, практические упражнения по осознанию помогают членам группы четко различать то, что реально имеет место, и то, что они представляют.

Осознание очень важно при работе на "горячем месте". Пациент, начинающий взаимодействовать с руководителем, получает задание попробовать осознать ощущения, возникающие во время дыхания, движения, при определенной позе и т. п. Это задание заставляет его действовать по принципу "здесь и теперь", уменьшая воздействие средней зоны до такой степени, что работа принимает спонтанный характер и направляется только на переживания, происходящие в настоящий момент. Сосредоточившись на внутренней зоне, участник начинает осознавать ощущения напряжения в желудке, челюстях и т. п. Руководитель группы может обратить внимание части группы на различные важные невербальные поведенческие компоненты (такие, как улыбка, поза или интонация голоса), задавая вопросы: "Знаешь ли ты, что улыбаешься? Можешь ли ты осознать, в какой позе находишься? Как твой голос слышится тебе самому?"
Диалог показывает, как член группы отвечает на вопросы такого рода.

Терапевт: Что ты делаешь со своей рукой? Участник (слегка удивлен): А-а, сотворяю крест. Терапевт: Крест? Участник: Да. (Пауза.)

Терапевт: Что ты будешь делать с крестом? Участник: Ну, я просто распну себя на нем в этот уик-энд, разве нет? (Enright, 1975, р. 16) На занятиях, теперь можно обсуждать отношение этого члена группы к страданию (мученичеству) и влияние этого отношения на создавшуюся у него ситуацию.

Когда невербальное поведение затрагивает какого-нибудь члена группы, то участник получает задание обращаться к этому члену группы напрямую. Например, участник говорит вслух о своих теплых чувствах к партнеру, одновременно отодвигаясь от него. Осознание телесной позы партнера может привести к появлению сложного комплекса чувств страха и влечения. В этот момент руководитель группы привлекает внимание участника к блокирующим механизмам, расширяя осознание им того, как он сам препятствует своему росту. Целью расширения осознания является, по Перлзу, возрастание степени понимания самого себя (Perls, 1973).

Интеграция противоположностей в гештальттерапии
Формирование и завершение гештальтов зависит от способности индивидуума четко определять свои потребности и вступать в контакт с окружением, для того, чтобы их удовлетворить. Контакт определяется действием двух различных феноменов. Первый заключается в способности четко разграничивать окружение и свое "Я". Второй феномен состоит в способности четко разграничивать и описывать различные аспекты своего "Я". Наше окружение и мы сами являемся противоположностями. Иногда крайние точки этих противоположностей сосуществуют вполне мирно, иногда же между ними идет борьба за доминирование. Согласно гештальттеории, эта борьба между нами самими и другими обычно отражает подобный же конфликт внутри нас самих.

Работа по методике "двух стульев" - это упражнение с использованием "горячего места", которое большей частью довольно эффективно исследует функции контакта. Между работой по методике "двух стульев" в гештальттерапии и использованием "вспомогательных "Я"" в психодраме есть определенное сходство. Однако, в то время как в психодраме это упражнение позволяет повторно пережить болезненное событие, гештальтметодики направляют участника на воссоздание обеих сторон конфликта и на установление диалога между ними. Таким образом, участник полностью переживает оба компонента своего "Я", включая и тот, что обычно отрицается или не осознается из-за его неприятного характера. Как только обе стороны противоположности осознаются, то становится проще интегрировать их в своей личности. Многие люди, например, интернали-зуют внутренний конфликт между пассивностью, слабохарактерностью и стремлением казаться агрессивными, всепреодолевающими. Адаптивная интеграция этой противоположности может заключаться в уверенной, но сохраняющей эмоциональность позиции или в совмещении этих крайностей в конкретных ситуациях. Другими распространенными противоположностями являются зависимость/ отчужденность, рациональность/эмоциональность, эгоистичность/бескорыстие.

Невротические механизмы - это дефектные взаимодействия со средой, при которых особенности человеческой личности могут либо "опутываться", как при патологическом слиянии и интроекции, либо "рассыпаться на фрагменты и отрицаться", как при проекции и ретрофлексии. Как уже указывалось выше, наиболее часто разбираемым в гештальтгруппах примером противоположности является конфликт между "нападающим" и "защищающимся". "Нападающий" интроецирует родительские поучения и ожидания, которые диктуют ему, что он должен делать. "Защищающийся" постоянно саботирует эти манипуляции со стороны "нападающего", говоря: "Я стараюсь изо всех сил. Я ничем не могу помочь". Когда доминирует "нападающий", то член группы может быть недоволен чувством, заставляющим его достигать совершенства почти во всех делах. Когда же доминирует "защищающийся", то создается впечатление, что человек никогда не сможет закончить ни одного дела.
Работа по методике "двух стульев" позволяет выделить наиболее слабый компонент этого конфликта и усилить его до такой степени, когда оба компонента могут вступить в диалог на равных. Например, участник группы, который всегда опаздывает, начинает вести диалог между "нападающим" и "защищающимся". Он садится на первый стул и разговаривает с позиций "защищающегося" со своим же воображаемым "нападающим", который сидит на другом стуле. "Защищающийся" может плакать, оправдываться и объяснять свои постоянные опоздания. Через минуту участник садится на второй стул и уже с позиций "нападающего" начинает поучать "защищающегося". "Нападающий" спорит, настаивает, требует. Затем участник опять меняет место на стульях, и так продолжается до тех пор, пока полярные точки конфликта не будут прочувствованы до конца и диалог не придет к своему завершению. Члену группы не предлагается выбрать что-то одно между этими двумя группами потребностей. Цель диалога заключается в том, чтобы "закончить" в настоящем ситуации, не законченные в прошлом, то есть "оживить" процесс формирования и завершения гештальта. Разрешение конфликта может потребовать компромисса между двумя группами потребностей или одобрительного принятия отрицательного компонента своего "Я". Парадоксальная гештальттеория изменения утверждает, что "изменение происходит тогда, когда кто-то становится самим собой, а не тогда, когда он пытается быть тем, кем он не является" (Fagan & Shepherd, 1977, р. 77).

Следующий диалог по методике "двух стульев" проводит женщина, которая хотела интимных отношений с мужчиной, но как только их отношения стали многообещающими, она сразу же их прекратила.

Защищающийся: Я очень одинока, мне так хочется, чтобы меня кто-нибудь ждал дома. Нападающий: У тебя есть дети, этого достаточно для тебя.
Защищающийся: Мне хорошо днем, пока я занята делом, и хорошо ночью, когда я очень устаю, но...
Нападающий: Не будь ребенком. Ты должна стать более независимой.
Защищающийся: Но я не хочу быть независимой! Я хочу иметь рядом мужчину, который бы заботился обо мне и принимал решения за меня, и...
Нападающий: Решение, ха! Где ты видела таких мужчин? Разве они могут принимать решения? Они все слабаки - ты кончишь свои дни, ухаживая за ними!
Защищающийся: Но я хочу! Пауль был прекрасен, он брал ответственность на себя, и проблемы становились такими простыми... я любила его, пока...
Нападающий: Да, пока! Пока ты не добилась того, что он не мог и шагу ступить без тебя. В тебе нет ничего хорошего для мужчин.
Защищающийся: Но я хочу, чтобы было! Я ненавижу себя, когда веду себя с мужчинами подобным образом. Я ненавижу себя, когда не могу уделить им время.
Нападающий: Забудь их, детка; оставь их в покое. С ними со всеми что-то не так (Fantz, 1975, р. 91-92).

Диалог позволяет женщине осознать, что "нападающий" напоминает ей о любимом отце, который умер несколько лет тому назад. Продолжая диалог со своим "отцом", она сможет увидеть, что именно "отец" саботирует все ее отношения с мужчинами. Затем руководитель группы, используя приемы психодрамы, просит другого члена группы сыграть роль ее отца, и женщина, принимая участие в драматическом диалоге, сможет выразить свою любовь к отцу и одновременно "освободиться" от его влияния. Этот эксперимент подтверждает, что две части личности могут быть актуализированы и что интроект может быть обнаружен и обсужден.

Некоторые противоположности вначале переживаются как конфликт между своим "Я" и окружающими. Например, участница, которая переживает чувство вины, представляя себе, как она говорит матери о намерении уйти из дома и жить отдельно, возможно, проецирует свою амбивалентность на мать. Поскольку дочь никогда в действительности не сталкивалась с матерью по таким вопросам, то ее чувство вины основывается на фантазии, будто мать заболеет или очень огорчится, если она обнаружит свои намерения. В гештальттеории вина чаще всего связывается с негодованием по проективному типу, за которым лежат различные не выраженные реально требования и оценки (Perls, 19б9а). Согласно гештальттеории, в приведенном выше примере участница группы переживает свою вину потому, что ни ее планы, ни оценки неизвестны матери. Руководитель группы направляет ее работу по методике "двух стульев" таким образом, чтобы помочь участнице идентифицировать и четко описать все те противоположности, которые вовлечены в ее конфликт. Находясь на первом стуле, участница ведет себя так, как будто она - это она сама, и рассказывает матери о своих планах, оценках и требованиях. На втором стуле участница ведет себя так, как по ее представлениям будет вести мать. По мере того как эти крайности включаются в диалог, две точки зрения постепенно осознаются, четко разграничиваются, чувства отделяются друг от друга и проясняются. Участница обучается отличать реальные события от своих фантазий, проекций.

Хотя упражнение по методике "двух стульев" является, по сути, индивидуальной работой на "горячем месте", противоположности могут исследоваться и вместе с группой - например, когда между членами группы возникают межличностные конфликты и когда члены группы не могут сами понять свои чувства.



Схожие статьи:

Самосознание в психической организации жизни человека
Сохранение и извлечение информации
Важнейшие функции менеджера
Патопсихологический эксперимент
Проблема общности в социальной психологии
Характер в структуре личности
Темперамент и личность
Познавательные реакции потребителя
Группы танцевальной терапии
Особенности планирования
Поощрение желания покупателя
Преимущества групповой формы психокоррекции
Статус
Ролевые отношения
Деятельность и общение как способы социальной жизни человека
Продажа восьми внутренних потребностей
Почему слабопроницаем психоз?
Результаты исследования. Тест тревожности для детей младшего школьного возраста
Парламентские собрания
Виды навыков
Гуманистическая терапия искусством (арттерапия)
Компоненты коммуникативного акта
Стадный инстинкт
Установление контакта в группах встреч
Характеристика мыслительных операций
Роли и нормы в группах психокоррекции
Под какое определение подпадает социально-религиозная группа «Свидетели Иеговы»?
Особенности изучения конфликтов
"Формирование" членов коллектива для свободного проявления инициативы
Т-группы вкратце
Принятие в рекламе
Рекомендации по оптимизации памяти
8 советов по рациональному использованию телефона
Воздействие состава группы
Формирование групп
СТИМУЛЯЦИЯ РЕЧЕВОГО РАЗВИТИЯ
Зависть
Этика психокоррекционных групп
Танцевальная терапия вкратце
ТЕ, КОТОРЫХ МЫ ПОТЕРЯЛИ
Оценка сильных и слабых сторон навыков уверенности в себе
Лидер как администратор
Ценностный конфликт
Особенности общения через переводчика
Физиологические основы внимания
Психика и среда
Эмоциональнная напряженность. Стресс. Аффекты
Последствия конфликта
Эмоции и информация
Бизнес с точки зрения неудачника
Стадии подготовки к беседе при приеме на работу
Конвергентный филогенез
Схема исследования конфликтов
Детерминанты понимания, относящиеся к стимулам
НАШИ ЖЕНЩИНЫ И ДЕТИ ВО ФРАНЦИИ


Новости: