Статьи →  ОПТИЧЕСКИЙ ОБМАН


Нас всегда завораживает сказка , недосказанность и причудливость сюжета, в который бросаемся, как в омут, чтобы еще и еще раз обмануться... Но затаив дыхание, ожидая и волнуясь, обжигаясь, как первый раз...

"В розовой сказке розовый снег, розовый снег даже во сне..."

И у меня так было, и у Вас - когда ожидание сводило с ума, влекло и пьянило, а потом...
Разбитое стекло ! Мириады осколков наших чувств и надежд !
Молодое вино на глазах превращается в перебродивший уксус... И ни розового снега, ни сказочного чуда, а под ногами - только талый снег и слякоть, усталость и злость, разочарование и медленное осознание того, что именно в этом неуловимом колдовском состоянии ожидания и есть та магия чувств всех цветов и оттенков, которая создает нам "праздник в ожидании праздника", который так пленяет своей незавершенностью и иллюзорной доступностью... Только надо в него по-настоящему верить.

*****
А я расскажу Вам сказку о том далеком времени, когда еще сказки приходили к нам из снов и чудесных книг, когда добрые волшебники входили через замерзшие в ледяных узорах стекла и оставались с нами до утра водить хороводы вокруг нашей красавицы елки, сверкающей гирляндами разноцветных украшений, в мерцающем свете огней, когда запах свежей хвои смешивался с мандариновыми корками и грецкие орехи в фольге мы украдкой прятали в карманы, накалываясь на еловые иголки детскими пальцами, не знавшими еще ощущения другой боли. А на ветках среди стеклянных балеринок и зайчиков, снегурочек и раскрашенных домиков висели конфеты "Тузик" и "Синяя птица" --- сладкий вкус моего детства...
Это было еще задолго до культовых просмотров в Новогоднюю ночь рязановской комедии "C легким паром ", в эпоху "Голубых огоньков" на черно-белом единственном экране страны. Тот год мне запомнился особенно четко, потому что к ощущению Праздника Нового Года вплелись другие ощущения -- скарлатина, водочный компресс на шее, долгое лежание в кровати и первые книжки, которые я самостоятельно с гордостью читаю в постели. Мне только шесть, я еще не хожу в школу и дни безумно длинные вдруг начинают наполняться смыслом и улетать от меня...
Я читаю, сама! Я открываю для себя мир, который ошеломляет, удивляет, радует и задает вопросы, я читаю, читаю запоем с того самого времени, с той зимы, на всю жизнь... В ту длинную скарлатинную зиму я прочитала короткий рассказ, полуправду, полусказку, к которой столько раз потом возвращалась в своей жизни.
Стерто название книги, забыто имя автора, но до сих пор я ощущаю легкое удивление, вспоминая этот сюжет, который просто потряс тогда мое детское воображение и до сих пор не отпускает своей трогательной иллюзией обмана...
Как могло так случиться, что безымянный детский писатель, живший в другое время и в другую эпоху, смог так безошибочно точно нас просчитать на все времена, составить алгоритм всех наших бесконечных надежд и разочарований, успехов и поражений? Смог рассказать простыми словами Истину в тонком переплете детской книжки... в тривиальном сюжете, составленном из простых слов и понятных детских поступков.
*****

В приморском городке у самого синего моря жили брат и сестра, погодки, с отцом, который работал бакенщиком в порту. Времена были суровые, послевоенные, они жили голодно и бедно, в их ветхом домике часто гулял ветер, от холода зимой изо рта шел пар и пустой кипяток с огрызком прошлогоднего сахара заменял им вечернюю трапезу. После смерти матери отец почти никогда не бывал трезвым, он все время проводил в порту, и дети приспособились жить без взрослых, заброшенные, без тепла и ласки в свои неполных десять лет. Но и в этой убогости были светлые праздники детской души, когда в ясную погоду дети с трепетом доставали из шкафа самую главную драгоценность семьи - отцовский бинокль и всматривались в дальние дали морских горизонтов, где все - совершенно и прекрасно, где всегда сияет солнце, где никогда не бывает дождей, где цветут дивные белые магнолии, где никогда не было войн и лишений и люди так счастливы, так любят друг друга, так бесконечно добры...
Но особенно манил и будоражил их детское воображение самый далекий на горизонте зеленый мыс, узенькой ленточкой выступающий в море, который так трудно было разглядеть даже в мощный морской бинокль.
Там, на изумрудной лужайке у самого моря, сверкал яркой красной крышей кукольный домик, где, наверное, живут очень добрые сказочные старички.
Старик рыбачит на берегу, а аккуратненькая старушка печет вкуснейшие пироги с рыбой в русской печи, от которой идет волнами жар и аромат сдобы; у них есть коровка - Буренушка, которая дает каждый день огромный кувшин теплого парного молока, которое еще пенится и пахнет клевером и маслом. У них на подоконниках цветет герань, и птицы поют поутру, пахнет сытным домашним хлебом, и только одна у них беда - они одиноки. Взрослые дети давно покинули родительский дом, и старички так хотят приголубить, обогреть, пусть даже чужих, детей; накормить сочными наливными яблочками из своего сада, угостить медовой белой черешней, а перед сном, после баньки, почаевничать крепко заваренным цветочным чаем с шиповником и с вишневым вареньем с крошечными бубликами-сушками.
Брат и сестра так хотели, так ждали этого придуманного тепла! Так любили этих милых гостеприимных стариков. Так хотели помочь им по хозяйству, ведь они все умели делать сами и не боялись никакой работы!
Они серьезно готовились к этой придуманной встрече. Почти год собирали сухари, понимая, что добраться к старичкам не просто, надо плыть на лодке и, наверное, не один день.
Однажды ночью они отвязали лодку соседа, погрузили мешочек с сухарями, флягу с водой и пустились в плавание, сидя поочередно на веслах. Потом начался шторм, волны накрывали обжигающим холодом и страхом, сознание растворилось в соленой пучине, был неминуем конец, и только по счастливой случайности их спасли рыбаки, которые заметили с рыболовецкого катера тонущих детей и перевернутую лодчонку. А потом...
Вы уже догадались? Не было этого райского места и этих милых сказочных старичков... Не было пирогов с рыбой и яблочек в меду... Не было яркой герани и сытных домашних хлебов... На том далеком зеленом мысе стоял полуразрушенный после бомбежки ветхий корявый дом, в котором давно никто не жил. И было только запустение, бурьян, сорняки... А красная крыша оказалась просто оптическим обманом. Это был первый обман в моей жизни.
Как я захлебывалась от чувства несправедливости! Как было больно и непостижимо согласиться, что так бывает... и почти всегда.
Слезы душили и не давали уснуть. Мои новогодние конфеты сразу потеряли свою сладость. Елочные подарки раздражали своей непричастностью к этой печальной морской истории. Я сразу ощутила себя маленькой и беспомощной в этом злобном и несовершенном мире.
*****

А потом были, были еще и еще обманы...
Красивые и влекущие, завораживающие из заоблачных далей и таящие вблизи, как первый снег.

"В розовой сказке розовый снег, розовый снег даже во сне..."

В Париже в Лувре я рыдала возле знаменитой Джоконды...
Она обманула меня своей будничной ухмылкой домохозяйки,
невыразительным сонным взглядом, нездоровой пастозностью лица. Не было Тайны, не было Явления Откровения, просто в зале гудела разноязыкая толпа, визжали дети и была разрушена еще одна иллюзия Великой Гармонии, встречу с которой я так долго ждала.
А разграбленный еще соратниками Робеспьера и Марата, прославленный и убогий нищий Версаль? Что осталось в нем и почему ореол Тайны веками покрывает зияющую пустоту? Вырванные страницы истории уже давно сожгли на кострах инквизиции и сочинили новую похожую на быль полусказку -- полуправду, покрытую сусальным золотом 18-и карат лицемерия и фальши. Чувство недоумения тоже заставляет страдать...
И в неухоженном Люксембургском Саду в ушах звенели осколки битого стекла моих хрустальных иллюзий, созданных когда-то чарующим голосом Джо Дассена. Под его знаменитый "Люксембургский сад" так красиво любили друг друга мальчики и девочки моего поколения, он завораживал и звал в Париж, город вечной любви, поцелуев и страсти... Ах, как много можно еще перечислять, но в узком переулке рядом с кладбищем на Монпарнассе я встретилась взглядом с немолодой парижанкой, в ее глазах стояла такая тоска, такая безнадега, что мне захотелось попросить у нее прощения за все эти неуместные лубочные сказочки про Париж.
Я вспомнила, как стояла посреди пустой пыльной дороги Джульетта Мазина , гениально некрасивая и божественно - выразительная, оплакивающая навзрыд свою Мечту в самом пронзительном фильме 50-х Федерико Феллини "Ночи Кабирии".

"В розовой сказке розовый снег..."

Когда я уезжала насовсем туда, где не бывает снегов, вся наша кафедра трогательно и конфиденциально принесла мне записочки к Б-гу, зная что я буду в Иерусалиме у Стены Плача. Действительно, я выполнила их просьбы, в первую же неделю пребывания на Святой Земле я пришла в Старый Город, подошла к древней каменной стене, вложила в выветренные за века щели ворох записок, написанных от руки людьми разных возрастов и конфессий. Камни были холодны и безучастны, отполированные мириадами рук просителей перед Б-гом за всю историю от Второго Храма.
Эти холодные камни читали так много судеб, видели столько слез и не верили никому, никогда !
Я все еще продолжаю стоять в том далеком 91-м на холодном замерзшем балконе нашего нового временного пристанища. Мы только что въехали на съемную иерусалимскую квартиру, мы только несколько месяцев в стране, и вся наша благополучная устроенная вчерашняя жизнь уже захлопнулась, как наспех прочитанная книжка, а на этом балконе мы, без работы, языка, знакомых, без прошлого и настоящего, курим незнакомые сигареты "Time", и взгляд фокусируется на одном и том же отрезке -- змейка освещенной наряднойтрассы, вся в неоне и разноцветных фонарях, устремленная вдаль, ввысь, растворяется в темноте чужого незнакомого города; по этой трассе мчатся перегоняя друг друга машины, зовут нас за собой, как на праздник, но мы не можем войти в этот движущийся поток, не можем узнать их конечный маршрут, ведь у репатриантов, только приехавших в Израиль, нет автомобиля...
А потом мы узнаем, что это дорога на Гило, ведущая к Бейт-Джалле, обстреливаемая и опасная, постоянно контролируемая военным патрулем, особенно в ночное время. И не праздник освещают разноцветные лампочки фонарей, это только иллюзия праздника, оптический обман...

И сегодня , когда меня предают близкие друзья, когда надежды на Дальние Дали обманывают и не сбываются, я остро чувствую себя в плену той далекой Новогодней Елки, когда сверкала блестящая мишура, пахло еловыми шишками и морозом, мандариновые корки летели на ватный снег и оранжево горели в отблесках бенгальского огня, но...

Скарлатина.
Водочный компресс.
Книга - полуправда, полусказка.
Оптический обман моего ушедшего детства...



Схожие статьи:

Становление самосознания в ранней юности
принятие решения индивида зависит от степени оргруппления мышления
Показатели рынка
Особенности и взаимосвязь кратковременной и долговременной памяти
Подход Митчела и Хауса “путь - цель”
Психографика рекламного текста
Классификация психических явлений
Понятие и структура малых групп в психологии
Факторы, определяющие эмоции
Методологический эскапизм: гипотеза и теории
Основные процедуры групп встреч
ОГОНЕК НАДЕЖДЫ
Психофизические шкалы
Индивидуальная личность, индивидуальность
Ассоциации как способ запоминания
Общая характеристика навыков
Сознание как интегративный способ бытия человека
Практические упражнения для гештальтгрупп
Динамический стереотип
МОЙ МИР
Ситуационный подход к лидерству
О гордости
Специалисты по PR
Лидерские качества менеджера
Физиологические основы характера
Неуставное поведение военнослужащих
Психомоторика. Структура и функции двигательного анализатора
Теория жизненного цикла Херси и Бланшара
Классификация социальных объединений в психологии
Случайные факторы, воздействующие на организацию
Индивидуумы и группы
Вкратце о деловом общении
Понятие эмоции
Организация стимулов в рекламе
Виды внимания
Физиологическая основа темперамента
Возрастной эгоцентризм: методология и особенности
Ситуационные факторы, оказывающие влияние на группу
Воспитание в духе оптимизма
Эмпатия
ОДИНОЧЕСТВО
Эмоции и восприятие
Конфликтный функционализм Льюиса Козера
Различия психики животных и человека
Виды мышления
Стиль, удовлетворение и производительность
Беседа как метод получения психологической информации
Характер и методы его изучения
Психика и среда
Группы телесной терапии
Танцевальная терапия вкратце
Схема исследования конфликтов
Высшая нервная деятельность человека и животных
Установление целей маркетинга
Исследование Т-групп


Новости: